Фанфик под знаком четырех

Serpent_SH | Фанфик в файл

Все произведения автора Serpent_SH в сервисе Фанфик в файл. Сервис сохранения фанфиков в Под знаком четырех (слэш). 4 ficbook. net. Название: Под знаком Скорпиона Автор: Вирент Бета: Dilrukesh, Renardy, Комментарии: фик написан на Битву Ордена Роз и Лиги. Джон Ватсон с обреченным стоном поднял с пола ложку и потянулся за тряпкой, чтобы вытереть разлетевшиеся по всей кухне брызги.

Нарцисса была права — этот не позволит аврорам ступить на свою территорию. Драко, мгновенно перевоплотившийся в истинного сына своего отца, почтительно поклонился: Лицо Малфоя представляло собой безупречную маску покорности. В голосе не слышалось и тени сожаления, обозначенной словами. Впрочем, стоит ли об этом? Надеюсь, ты не пойдешь по его стопам. Имя Люциуса прозвучало с непередаваемой жалостью и презрением.

Драко еле слышно сглотнул. И ничего не. Однако возникшую паузу необходимо было заполнить. И после того, как Снейп досчитал про себя до двадцати, Малфой добавил: Это очень великодушно с вашей стороны. Раздраженный и одновременно удовлетворенный смирением внучатого племянника, Генрих только фыркнул и прошелся по гостиной взад-вперед, постукивая тростью по ковру и кидая на обоих настороженные короткие взгляды.

Нарцисса, — на этом имени Генриха, кажется, едва не стошнило, — рекомендовала вас как старого друга семьи. Ровный и равнодушный голос Малфоя едва заметно сорвался, и Драко замолчал. Потом заговорил снова, вперившись взглядом в камин: Надеюсь, что у вас все будет хорошо. Очевидно, подобный диалог являл собой попрание дворянской чести, и для хозяина замка это оказалось невыносимым — а возможно, в нем проснулись остатки чего-то вроде чуткости.

В последнем Снейп очень и очень сомневался.

Четыре времени года. Часть 4. ОСЕНЬ

Проводив его взглядом, Снейп добавил: Я очень надеюсь, — эхом повторил Малфой, являя собой живое воплощение соляного столпа: Снейп хотел еще что-то сказать ему на прощание, но никаких ободряющих слов в голову не приходило.

Молча кивнув, он ушел. Прекрасным летним утром профессор Снейп сидел в столовой возле открытой двери, выходящей на ровно постриженную лужайку, и пил чай.

В доме стояла тишина — никто не просыпался так рано. Держа в руках блюдечко, Снейп наслаждался покоем и разглядывал меняющиеся краски рассветного неба. Солнце вставало из золотой дымки, подсвечивая серебристые облака. У горизонта они уже вовсю пылали слепящим огнем, но в зените пока еще оставались бело-серыми клочьями ваты. Не торопясь отхлебывая чай, Снейп сидел, откинувшись на спинку стула и вытянув вперед скрещенные ноги.

Утро казалось ему материализовавшейся мечтой о покое. Что еще можно было желать для счастья? Несколько месяцев назад, обсуждая с Дамблдором стратегию будущей войны, Снейп предупреждал директора о том, что затеваемые интриги могут запутаться сами в.

Альбус же пенял ему за Нерушимую Клятву, принесенную Нарциссе, скрытничал и по своему обыкновению ничего не желал говорить толком. Однако один момент Снейпу все же удалось прояснить: Дамблдор удостоверился в том, что уничтожения хоркруксов как физических объектов недостаточно для уничтожения частей души Волдеморта.

Осколки оставались блуждать в тонком мире — раздробленные куски когда-то цельной личности, обрывки воспоминаний и чувств. И пока они оставались там, на победу не стоило и рассчитывать.

Дамблдор искал возможность уничтожить их, но это было невозможно из физического мира. Это могла сделать только сущность, находящаяся в том же самом мире, что и энергетическая составляющая хоркруксов. То есть — отделенная от тела душа или личность. Директор рассматривал возможность своей смерти в качестве способа добраться до хоркруксов.

Но ни он, ни Снейп не предполагали, что смерть вмешается в их планы так. Положение осложнялось тем, что четкий план последующих действий невозможно было составить заранее — как и обговорить возможность какой-либо связи Снейпа и покинувшей тело души директора. И профессору оставалось только гадать, что же это будут за варианты. Мысли о том, что весь их план мог быть ошибочен, и после смерти своего тела директор напрочь забудет, кто он и что должен делать, Снейп отметал от себя еще на стадии возникновения.

Потому что если директор ошибся — война проиграна уже. Поэтому Северус, считая дни, ждал знака. Боясь пропустить и не заметить. Однако он понимал, что бесконечно долго ждать он не сможет. В запасе у него была, возможно, всего-навсего пара месяцев. Может быть, и того меньше. Возродившийся Лорд быстро набирал армию. А Поттер… Будет ли он что-либо предпринимать без указки директора — Снейп не. Наверху захлопали двери, послышались голоса: Судя по визгу Дадли, он был намерен первым занять ванную комнату, а судя по сюсюканью Петунии, та отговаривала его штурмовать дверь, за которой уже успел запереться Вернон.

Тяжело вздохнув, Снейп выпрямился и согнал с себя безмятежную лень. Подлив еще чаю, замер с чашкой в руках и сосредоточился на завитке цветочного узора обоев.

Задобренный обещанием тройной порции вишневого пудинга, Дадли с топотом свалился в гостиную. Снейп мимоходом удивился, каким чудом дом продолжает выдерживать подобные потрясения. Принимая во внимание излюбленный способ перемещения Дадли по лестницам, местность обязана была считаться сейсмоопасной. Впрочем, возможно, Дурсли и их соседи благоразумно застраховали себя от землетрясения. Проигнорировав сидящего возле стола Снейпа, Дадли плюхнулся на свое место, схватил пульт от телевизора и ткнул кнопку.

Гостиную заполнили какафонические звуки современной маггловской музыки. Уставившись в экран, Дадли забыл об окружающем мире. Снейп не стал разочаровывать миссис Дурсль комментарием о том, что на самом деле ее гримаса скорее приводила на ум испуганную фотовспышкой лошадь, нежели любезность.

Кивнув в ответ на приветствие, профессор снова сосредоточился на обоях. Через некоторое время перед ним появились поджаренные тосты, джем, масло, ветчина и сыр. Мистер Дурсль, производя точно такое же сотрясение стен, что и сын, спустился к завтраку. Я не читал Фрейда, но как-то слышал, что он написал занятные книжки по поводу того, что означает, например, если человек видит во сне крыс, или, скажем, змей. Как вы считаете, что говорит наука по этому поводу? Довольный, что начал разговор с безусловно интересной собеседнику темы, мистер Дурсль начал активно намазывать тост апельсиновым джемом.

Я предпочитаю работать с фактами, и только с фактами. Впечатленный высокомерным ответом, явно свидетельствовавшим о высочайшем профессионализме, Вернон проникся к гостю еще большим уважением, нежели раньше. Я пишу книгу о причинах, заставляющих людей выбирать себе тех или иных домашних животных в зависимости от особенностей развития промежуточных долей срединного мозга.

Это совершенно неизученный вопрос, и пренебрежение к нему я считаю чудовищной недальновидностью. Полностью уничтоженные подобным ответом, Дурсли больше не осмеливались заговаривать со Снейпом о его работе и надолго замолчали, обмениваясь лишь короткими репликами о погоде между. Появление Мардж едва не заставило Снейпа расстаться с только что проглоченным завтраком.

Рюши и оборочки украшали пышные телеса тетушки, грозя расползтись под напором уже далеко не юной плоти. Очевидно, какая-то причина заставила уснувшую летаргическим сном дряхлую женственность выйти из комы, длившейся никак не менее трех десятков лет.

Если бы женственность Мардж была осязаема, для ее пробуждения к жизни потребовалась бы ванна из слез феникса и бинты из шерсти целого табуна единорогов. Однако тетушкина воля оказалась мощнее всех самых сильнодействующих целебных средств, и ее женская сущность, уже почти полуразложившаяся к настоящему времени, открыла.

Выщипанные брови, подкрашенные черным карандашом, терялись под взбитыми завитушками редких волос.

Serpent_SH

Тонкий слой пудры покрывал увядшую кожу, оседая в складках морщин и осыпаясь на шею. Нимфа пятидесяти с лишним лет спорхнула с лестницы, неумелой улыбкой приветствуя семью. Содрогнувшись при виде воплощенного кошмара, Снейп сделал вид, что весьма заинтересован своей порцией пудинга.

Даже Дурсли, привыкшие не замечать ничего из ряда вон выходящего, переглянулись с выражением тихого ужаса на лицах. Однако ничто не могло встать на пути женщины, твердо решившей завоевать сердце возлюбленного. С многозначительным вздохом опустившись на соседний стул, Мардж кинула на Снейпа волнующий взгляд изголодавшегося каннибала и с энтузиазмом вонзила вилку в омлет. Снейп тщательно изображал, что его здесь нет и никогда не было, однако укрыться от всепроникающего взгляда любящей женщины было не так-то.

Профессор чувствовал себя пронизанным этим взглядом насквозь, как шашлычным шампуром. Еще раз шумно вздохнув, Мардж попыталась привлечь к себе его внимание трепетным колыханием внушительной груди, однако Снейп предпочел продолжить изучение пудинга могучим прелестям своей соседки.

Я всю ночь мечтала поговорить с вами. Мне снились чудовищные кошмары. Уделите мне минутку вашего внимания. Я чувствую, что должна рассказать вам все, что так меня мучает. Снейп ограничился нечленораздельным хмыканьем, интерпретированным Мардж как неподдельный интерес к своим проблемам.

Наскоро извинившись перед хозяевами, он встал из-за стола и пересел на диван, схватил в руки первую попавшуюся газету и вперился взглядом в спортивную хронику. Однако отделаться от пациентки таким образом не удалось.

Сославшись на отсутствие аппетита, она пересела к. Поняв, что отделаться игнорированием не выйдет, Снейп аккуратно сложил газету и с выражением научного интереса взглянул на Мардж: Снейп полностью осознавал, что пребывание наедине с тетушкой Гарри чревато непоправимым ущербом для здоровья, поэтому не испытывал никакого энтузиазма по поводу выдвинутого предложения.

Дружески похлопав Мардж по руке, он снисходительно произнес: Громогласно вздохнув, она сокрушенно затрясла головой. Снейпу очень хотелось начать паниковать, однако положение не позволяло подобных действий. Мы c вами побеседуем на свежем воздухе, если вы не возражаете. Очевидно, расценив это как приглашение на свидание, Мардж расцвела. Церемонно попрощавшись с четой Дурслей, которые медленно приходили в себя от потрясения и старались вести себя, как ни в чем ни бывало, Снейп отправился выгуливать свою первую в жизни поклонницу.

Расскажите мне о себе, я хочу знать о вас все Идеальное укрытие, найденное им в доме Вернона, грозило стать слишком опасным. Применять магию в данном случае не представлялось возможным, поскольку это наверняка привлекло бы внимание авроров.

Но и оставлять под боком влюбленную Мардж ему не хотелось. Судя по всему, у тетушки были на его счет далеко идущие планы. Вам не следует так волноваться. В вашем присутствии мое сердце начинает биться намного чаще. Я чувствую, как кровь бежит по мне, по всему моему телу. Вы очень загадочный человек, профессор! Расскажите мне, что скрывается в ваших мыслях?

Я уверена, что смогу разделить их! Снейп очень сомневался в том, что Мардж правильно интерпретирует его поведение, но отсутствие опыта в охлаждении излишне чувствительных поклонниц затрудняло выбор подходящей линии поведения. Вы устали от жизни, не так ли? Вы смущены, я вижу! Не отвечайте, молчите, я уже поняла это!. Прерывисто вздохнув, она еще сильнее вцепилась в его локоть. Снейп находился в растерянности. Мардж, похоже, способна была слушать только себя, и каким образом можно было направить ее мысли в другую сторону, Снейп совершенно не представлял.

От этого пострадает работа. Я не могу оставить дело всей моей жизни. Мой институт — это мой дом. У меня нет времени на семью. Убитая горем, Мардж молчала все оставшееся время до возвращения домой. Снейп, радуясь миновавшей опасности, не тревожил ее печаль разговором, и она вернулась к Дурслям похоронным лицом человека, лишившегося смысла жизни. Оставив пациентку на попечение Петунии, Снейп поднялся в свою комнату.

Играть роль аскета, отрекшегося от простых радостей жизни, не составит большого труда. А воспитанная в патриархальных устоях Мардж не посмеет посягнуть на святое — слишком сильно в ее голове бессознательное уважение к человеку, занятому важной работой.

Проведя остаток дня с книгой в своей комнате, Снейп спустился в гостиную только к ужину. Все еще не оправившаяся от потрясения, Мардж кидала на него отчаянные взгляды, которые Снейп игнорировал с чуткостью каменного голема. Разговор за столом зашел о детях и современном воспитании. Снейп высказывал взгляды, сделавшие бы честь любому испанскому инквизитору, чем заслужил еще большее уважение четы Дурслей.

Упомянув о своем племяннике, Вернон высказал неподдельное сожаление, что Снейп не является его преподавателем. Снейп, в свою очередь, мысленно пожалел как раз об обратном, однако вслух подтвердил, что система обучения в современных школах нуждается в коренном пересмотре и введении жестких телесных наказаний.

Прервав его на полуслове, раздался громкий звонок в дверь. Молча кивнув, Снейп ощутил легкий холодок в груди. Предчувствие говорило ему о том, что стоит готовиться к самому неприятному обороту событий. Вернон разговаривал с кем-то в прихожей. Телевизор, включенный Дадли, заглушал голоса, так что до Снейпа доносились только недовольные интонации мистера Дурсля. В телепрограмме возникла пауза, и Снейп услышал: У нас важные гости! Если ты выкинешь хоть что-нибудь из своих обычных штучек… Поэтому к моменту, когда Гарри, все еще держа в руках клетку с совой, заглянул в гостиную, чтобы поздороваться, Снейп уже был готов к встрече.

А Поттер —. Вяло отнекиваясь от настойчивых указаний Вернона, он встретился взглядом со Снейпом и замер на полуслове. Снейп хмуро смотрел на своего студента, мысленно поздравляя себя с полным провалом.

Самое главное предположение, заключавшееся в том, что Поттер по доброй воле и носа не сунет к Дурслям, только что потерпело крах. Поттер, застыв на месте и открыв рот, демонстрировал все признаки внезапно поразившего его слабоумия.

Его глаза по размеру почти сравнялись с круглыми линзами очков. Силясь что-то сказать, он издавал только невнятные нечленораздельные звуки. Подняв руку, попытался указать на Снейпа, но забыл, что в этой руке держал клетку с совой, и птица возмущенно заухала, когда ее уронили на пол. Глянув на сову, Гарри безумными глазами снова вперился в Снейпа, явно испытывая желание либо протереть очки, либо помахать перед профессором рукой — короче говоря, доступным способом убедиться в том, что это галлюцинация.

Не понимая, что происходит, Вернон на всякий случай отвесил Поттеру подзатыльник, и эта действенная мера вернула утраченный было дар речи. Петуния с визгом кинулась закрывать Дадли. Вы пришли за мной? Чтобы и меня убить, как вы убили Дамблдора?! Отскочив от дяди, Поттер не спускал со Снейпа глаз: Раз вы пришли сюда, здесь вы и останетесь! Он уже взмахнул палочкой, но она неожиданно вырвалась из его рук и отлетела под стол, к ногам Снейпа.

Кинувшись вперед, Гарри оказался перехвачен тетушкой Мардж, которая встала грудью на защиту профессора. К тому же, повредившийся в уме. Я говорила тебе, Вернон, рано или поздно натура проявит. Это он — преступник!

Мочалова Анна Александровна. Фанфики по Гп

Подняв с ковра оружие Гарри, Снейп встал со своего места. Тот сдавленно зарычал, не в силах вырваться из рук Вернона: При этих словах Петуния вздрогнула, кинув испуганный взгляд на Снейпа, и крепче прижала к себе своего сына. Он может убить здесь всех вас! Нужно сообщить о нем в Министерство Магии! Мальчик нуждается в серьезном лечении. Тот отбивался, лягался и выворачивался, но все было тщетно.

Снейп услышал, как Гарри влетел в свою комнату и как за ним захлопнулась дверь. Щелкнув замками, Вернон спустился обратно. Поттер бушевал, кричал и стучал, однако его усилия были напрасны. Мальчишка слегка не в. Тот тоже был таким же помешанным.

Сдержанно хмыкнув, Снейп коротко кивнул Петунии: Простите, я должен заняться своими записями. Проходя мимо двери, которую неистово лягал Поттер, Снейп нахмурился.

Положение становилось очень серьезным. Неожиданный приезд Поттера путал все планы. Отсидеться тихо не удастся. Это вызовет слишком много шума. А кроме того, подтвердит обвинения, на которые Гарри оказался так щедр.

Снейп подозревал, что вернуться к Вольдеморту, чтобы в решающий момент оказаться подмогой Поттеру, у него может не выйти. Лорд был слишком подозрителен.

Возвращаться к нему было опасно. Да и за самим Поттером не заржавеет сначала заавадить ненавистного преподавателя, а уж затем — разбираться с Лордом. Куда ни кинь, всюду выходил клин. Пожирателям что, больше делать нечего, как следить за нами? Гарри просто, как всегда, подозревает, тролль знает. Это его вечная паранойя. Гермионе хотелось сказать, что Гарри всегда прав в своих подозрениях, но смолчала, почему-то проникшись словами Рона.

Когда же никто не появился и спустя десять минут, ее уверенность в его правоте окрепла, и она спокойно легла спать. Она взмахнула палочкой, и Гермиону начало разрывать изнутри от боли. Затем боль скрутила ее в узел, и Гермиона потеряла сознание. Но поток ледяной воды рассеял тьму. Гермиону окутала волна липкого страха.

Она всегда боялась именно пленения и последующих за ним мучений. Ей было немного стыдно, что она так слаба, но девушка ничего не могла поделать с охватившим ее страхом. Женщина, заметив на ее лице панику, добавила: Гермиона вспомнила рассказ Гарри об этом заклинании и дернулась, натягивая тем самым связывающие путы и волосы в руке мучительницы. К тому же здесь не место, — пояснил Малфой. Ты не смеешь лишать меня награды! Тут лил противный, холодный дождь, и девушка немедленно вымокла и продрогла в своей легкой пижаме.

Почти следом материализовались еще пара Пожирателей и Лейстрендж с перепуганным, сонным Роном. Из его носа текла кровь. Вместо жалости, Гермионе нестерпимо захотелось заорать: А может, мне наложить на тебя Империо и заставить сделать мне минет?

У девушки распахнулись глаза от ужаса. Она глянула на мужчину — тот был решителен и серьезен. Очередной приступ страха заставил ее задрожать. Кареты уже почти. В самом деле, из-за деревьев послышался стук копыт. Вскоре показались две пары лошадей, запряженных в элегантные кареты, чем-то напоминающие хогвартские.

У дверцы он распорядился: Макнейер с нами, а Крэбб с вами. Постарайся не замучить Уизли раньше времени. И следи за. Лейстрендж недовольно нахмурилась и передернула плечами, затем наотмашь ударила Рона по лицу и повела его ко второй карете, подгоняя ударами в спину. Малфой приказал Гермионе забираться. Она не стала сопротивляться, так как палочки у нее не было, а вокруг стоял незнакомый, темный лес.

Я вообще-то не садист. В его голосе была такая угроза, что девушка невольно отшатнулась и тут же холеная рука ударила ее по губам, которые моментально вздулись. Из разбитого золотым перстнем уголка потекла кровь. Он криво улыбнулся и добавил: Драко столько рассказывал про тебя и твоих дружков… Я давно хотел тебя подчинить.

Рад, что мои мечты сбываются так легко. Ведь я бы все равно нашел способ это сделать, только тебе бы пришлось больше страдать. Его лицо снова исказила зловещая улыбка, и Гермиона еле сдержалась, чтобы не закричать. Но липкий страх по-прежнему накатывал на нее волнами, заставляя сжиматься на твердом сидении кареты.

Ехали долго, в молчании. Макнейр истуканом сидел около девушки, не выпуская из руки палочку. Малфой откинулся на спинку сидения и прикрыл. Гермиона сначала пристально смотрела на него, а затем задремала под равномерное покачивание кареты и цокот копыт. Разбудил ее тихий смех. Почему-то он испугал девушку больше, чем рывок за волосы, последовавший за.

Перед взором Гермионы возник мрачный уродливый замок, почти не имеющий окон. Его грязно-серые камни угрюмо высились под хмурым небом, плотно затянутым свинцовыми тучами.

Гермиона не сдержалась и фыркнула: Но мужчина воспринял ее фырканье как насмешку и коротко ударил тростью по ногам, отчего она упала на колени. По ее щекам побежали предательские слезы. Запомни это положение, — сказал Малфой и потребовал: Гермиона осталась неподвижной, парализованная страхом. Ее непокорность привели к тому, что по ее спине ударили невидимой плеткой. Кожа тут же лопнула. Гермиона опустила руки на холодную, мокрую брусчатку, оказавшись на четвереньках.

Но скованное страхом тело не слушалось. Руки скользили по отполированному, мокрому камню, и она не могла сдвинуться с места. На спину посыпался град ударов, и девушка закричала, обливаясь слезами.

Подъехавшая вторая карета заставила Малфоя прерваться, и Гермиона постаралась сдержать всхлипы, так как стыдилась, что Рон увидит, насколько она слаба. Однако он сам буквально выполз из кареты, рыдая в голос. Почему-то от этой картины девушке стало немного легче, и она смогла подняться на ноги. Тебя ждут твои царские апартаменты. Он приблизил к ней свое лицо и то ли укусил, то ли жестко поцеловал разбитую губу.

Затем почти нежно обнял за талию и повел в замок. Затем его голос превратился в визг. Не то что эта грязнокровка! Тяжелая дверь замка сомкнулась за спинами Малфоя и Гермионы, и все звуки стихли. Мужчина высушил себя заклинанием и, не обращая внимания на то, что с пленницы на чистый узорный мрамор пола потоками льется грязная вода, повел ее через мрачный холл и еще более темный коридор. Когда они стали спускаться в подземелье, у Гермионы подошел комок к горлу.

Она подумала, что, наверное, никогда больше не увидит солнечный свет. Ее бил такой озноб, что клацали зубы, и девушка прекрасно знала, что это отнюдь не от холода. Малфой взмахнул палочкой, и девушка оказалась обнаженной и распятой на цепях между возникшими столбами. Кожа тут же посинела и покрылась мурашками, в груди снова вспыхнула волна ужаса.

Плеть обжигала, рвала кожу, оставляя вздувшиеся, красные, сочащиеся кровью отметины.

фанфик под знаком четырех

Гермиона распахнула глаза и сжала зубы, понимая, что долго этого не выдержит. Удар, еще удар — и вот она уже плачет. Неужели я унижусь до просьбы не мучить меня? Но боль была настолько сильной, что терпеть было невыносимо. Буду бить, пока ты не попросишь прощения у меня, — сообщил Малфой, продолжая свою пытку. Следующий удар был по другой груди. Гермиона еще больше испугалась и инстинктивно сдвинула бедра. Мгновенно последовал град ударов по бокам, ягодицам и снова по соскам — она кричала, не преставая.

Тут же невидимая плеть стегнула ее промежность, и девушка взвизгнула, а затем начала выкрикивать сквозь рыдания: Я недостойна лизать землю под вашими ногами. Гермиона беспрекословно подчинилась, и порка прекратилась. Его длинные пальцы сомкнулись на ее истерзанном соске и начали его выкручивать. Это была адская боль, и Гермиона, стараясь сделать ее хоть чуть меньше, подалась навстречу руке.

Гермиона представила, как он врывается в нее с силой, причиняя сводящую с ума боль, и задрожала, за что была удостоена поцелуя — укуса в истерзанную губу. Признаешь мою власть над тобой? Малфой довольно ухмыльнулся, перестал терзать ее сосок и даже отодвинулся. Гермиона шумно выдохнула, радуясь передышке и безумно боясь следующего раунда. Гермиона не была девушкой, но очень боялась предстоящей боли.

Ее первый опыт тоже нельзя было назвать удачным. Рон — а это был именно он — оказался неопытным и нетерпеливым любовником.

Рон полчаса тискал грудь Гермионы, а затем минут десять тер ей клитор огрубевшим от квиддича пальцем. Пара движений туда-сюда, и он излился внутри нее, принеся в сердце Гермионы пустоту, которая потом разрослась в пропасть между. И вот теперь, видимо, на грани смерти, ей предстоит не менее жесткий секс с человеком, которого она ненавидит. Пока она размышляла, Малфой частично избавился от одежды. Он скинул мантию, оставшись в распахнутой на груди рубашке, и расстегнул брюки, выпуская на свободу огромный багровый член.

Гермиона судорожно сглотнула, не в силах оторвать свой взгляд, и очередная волна страха парализовала. Малфой, опять неверно истолковав ее молчание и пристальный взгляд, плотоядно ухмыльнулся, приблизился к ней вплотную и, безжалостно выкручивая истерзанный сосок, заявил: Гермиона вскрикнула от боли в истерзанном соске, и мужчина неприятно засмеялся: Сейчас ты его получишь.

Малфой переместил свои пальцы на ее бедра и впился в них ногтями, затем раздвинул ей ноги коленом и одним движением вошел внутрь. Гермиона закричала, чувствуя, как по ногам течет кровь, будто он был ее первым мужчиной. Насильник попытался двигаться, но она так зажалась, что он почти застрял внутри. Она уставилась на него, шокированная словами, и удивленно подумала: Я не буду сопротивляться, но позвольте дотронуться до вас, — рискнула попросить она, проверяя свою версию.

Только освободите меня от веревок, чтобы я могла прикоснуться к вам, — придав голосу как можно больше желания, проговорила Гермиона, начиная надеяться, что сумеет как-то освободиться из плена.

Несколько минут Малфой стоял, раздумывая о чем-то, затем сдался: Он освободил девушку от пут и уложил на наколдованный ковер с толстым ворсом. Она, превозмогая свое отвращение, раскинула ноги, рассчитывая, что его слабость сыграет с ним злую шутку, и ей удастся… Что именно удастся, Гермиона не додумала, так как Малфой произнес заклинание смазки и ворвался в нее со всей силой. Теперь он мог двигаться в ней свободно и его толчки становились все яростней, и она почти теряла сознание всякий раз, когда он входил полностью.

Сколько продолжалось безумное соитие, девушка не знала, так как боль не оставляла ее и о наслаждении речи не шло. Наконец Малфой излился в нее и на миг замер, будто потерял сознание. Алая, горячая кровь хлынула на ее лицо. Она несколько минут по-прежнему неподвижно лежала под придавившим ее телом, несомненно, мертвого Малфоя, видя застывшее на его холеном лице изумление.

Девушка бросилась по пустому коридору, но вскоре споткнулась о мантию, которая волочилась по полу. Однако упасть ей не дали — из-за двери очередной камеры вышел человек с черными волосами, который и не дал ей этого сделать.

Звонкая пощечина, прозвучавшая следом в гулком коридоре, показалась очень обидной и болезненной, хотя девушка почти не ощутила. За ней последовал ряд заклинаний. Последним, что запомнила Гермиона, проваливаясь в темноту, был ворчливый голос зельевара: Я перевыполнил свой план по спасению гриффиндорцев как минимум на полжизни вперед!

День добрых дел Последний день октября не заладился еще накануне. Северус прибыл в замок Волдеморта вчера утром, а к обеду был в своем лесном тайном убежище, проскакав три километра верхом и, по причине отсутствия практики, отбив зад. Настроение у него было мрачное, так как ему предстояла невеселая миссия: Стаскивая хворост и делая помост обычной пилой и топором — магия вокруг замка не действовала, — он думал о превратностях своей горькой судьбы.

За что он прогневал небо? Будучи в детстве нелюбимым ребенком, Северус не нашел в Хогвартсе, как надеялся, ни друзей, ни признания. Единственная любимая девушка предпочла ему врага. Ее отпрыск, которого зельевар начал уважать еще на втором курсе, с каждым годом ненавидел его все больше и не замечал стараний Снейпа защитить.

Потом оказалось, что Северус оберегал мальчика совершенно напрасно — Дамблдор отводил Гарри роль овцы на заклании. И в довершение он узнал, что это не сын ненавистного Джеймса Поттера, а его собственный.

И ради этого, Гарри, я убью красноглазого монстра и выживу, — дал Северус мальчику и самому себе клятву, чуть сожалея, что сын ее не услышал. Обратная поездка заняла у мужчины вдвое дольше времени. Лил холодный противный дождь, и дорога до замка была раскисшей и слякотной. У дверей замка стояли две кареты. В году, ещё до того, как "Мама Ро" подслушала на вокзале историю о Мальчике-который-выжил и начала писать книжки про мир волшебников, до того, как вообще Лучше бы ты молчал Злобный Тушканчик Однажды в Паучьем тупике уставший, как собака, Северус Снейп становится жертвой обаяния уличного воришки, хама и просто несносного хулигана.

Хулиган отзывается на "Джим", сверкает опасным прищуром и знать ничего не желает о волшебстве. Что из этого выйдет? Особенно, если мальчишка - совершенно точно нем, но при этом, Снейп отчетливо слышит его голос.

Месть Блэка Inferiat Артем был довольно беззаботным и безответственным парнем. Мотоциклы, девушки, деньги, веселая жизнь - все перечеркнул один лишь случай. Оказавшись на месте Сириуса бродяги Блэка, Артему предстоит принять ответственность за судьбу ребенка, который всеми считается "избранным".

Для того, чтобы спасти крестника от уготованной ему участи и отомстить предателям, ему придется повзрослеть. И взять то, что даровано ему по праву рождения. Кто сказал, что мальчик из чулана, всё ещё верит в чудеса? А если не в них, то во что он верит? Не ярый фанат истории, знающий канон наизусть, но в общем и целом с ним знаком, "послезнанием" обладает.

А так же чувством юмора, сарказмом, любовью к жизни и неистребимым желанием переделать мир под себя, раз уж подвернулся такой случай. Тони Старка заносит в тело Гарри Поттера. Ну вот таких последствий эксперимента Тони точно не ожидал. Гарри Поттер и научная дедукция sysbioshock Гарри Поттер, ребенок двух однозначно гениальных людей, да ещё и отец - представитель благородного семейства.

Конечно он унаследовал лучшее от них, став настоящим гением. Всю информацию он любит детально разбирать, а помогает ему в этом метод дедуктивного познания. Герой будет более детально разбираться в основах магии, науки, ну и конечно распутывать клубок тайн вокруг своей жизни. Гарри Поттер и Материальность Слов dadagi Как часто слова, произнесенные в шутку, вдруг становятся реальностью?

Маги точно знают, что достаточно. Гарри и Одри отправились на второй курс Хогвартса, надеясь, что этот год получится чуть веселее предыдущего. Так и получилось, вот только юные мародеры имели в виду совсем другое веселье. Поттер Панк Sopr В семье Дурслей когда Гарри всего восемь лет случается трагедия, которая однако, меняет в лучшую сторону отношения в семье. Ну, а главный герой как следствие вспоминает свои прошлые жизни, что полностью меняет его характер и добавляет знаний.

Вот в одиннадцать лет успешный хакер и панк из движения "Oi! Однако маги сделали большую ошибку, оторвав его от его семьи, берегитесь. Ростки Ктая Может ли всего один человек изменить будущее?

Говорят, что даже убитая бабочка способна повлиять на судьбы мира. Не так давно важнее всего для Саске была месть, а Наруто отчаянно желал, чтобы его признал хоть кто-нибудь. Но маленькое семечко уже выбросило росток, пробиваясь сквозь препятствия.

А за ним потянулись и. Вернуться к Дурслям и остаться у них на каникулы, пока Томас и группа моих юристов работают над завещанием, чтобы выставить дело об опеке надо мной на суде внутренним делом семьи, а также публично объявить о преступлениях Дурслей.

фанфик под знаком четырех

Если бы мне удалось претворить в жизнь задуманное, Корнелиус Фадж получил бы возможность публично унизить Дамблдора. Однако мой план провалился. Теперь, я стою на линии огня между своим двоюродным братом, случайным союзником и врагом, который почти Гарри - человек, всегда готовый прийти на помощь и спасти. Но что случится, когда он решит заботится только о себе? Мама Извращенный нефелим Лили -- милая, добрая и наивная девочка, истинная гриффиндорка?

Ее мужа убили, дом сожгли, сына отдали на съеден Это уж не говоря о том, Лили с отвращением посмотрела в зеркало, что ее саму запихнули в тело жабообразной и стервозной женщины под сорок с лишним.